О ситуации на рынке и о преимуществах моделей работы региональных банков

02 июля 2014

Малые банки редко получают награды, но зато их часто лишают лицензий. Уже несколько лет на рынке существует устойчивое мнение, что им не место в банковской системе России. Несмотря на это они не сдают своих позиций.

Одна из причин негативного отношения к «малышам» — уверенность части банковского сообщества, что только крупные банки обладают необходимым запасом устойчивости и смогут выжить в любой кризис. К тому же кредитные организации с развитыми федеральными сетями филиалов легче контролировать, чем разбросанные по всей стране небольшие кредитные организации. Хотя, как свидетельствует хроника отозванных лицензий, надзор за банками со стороны регулятора не очень эффективный.

Вторая — возможная — причина негативного отношения к малым банкам — проблемы, которые «создают» последние при экспансии крупных банков в регионы. По мнению председателя совета директоров банка «Центр-инвест» Василия Высокова, «нередко региональные банки выступают защитниками региональных рынков от недобросовестных продуктов экспресс-кредитования, микрозаймов, играют роль планки, на которую вынуждены равняться федеральные игроки при работе в регионах». Также он согласен и с тем, что региональные игроки, благодаря «знаниям и эффективному управлению региональными рисками», могут достаточно эффективно конкурировать с федеральными участниками.

Третья причина негативного отношения к малым банкам — отсутствие у них значительных ресурсов для развития своих
IT-систем. Существует устойчивое мнение, что без активного развития каналов ДБО и перемещения офисов из реального в «виртуальный» мир на рынке банкам уже не выжить. Просто потребители перестанут замечать их. И поэтому у таких банков единственный способ хоть как-то заработать — заниматься различными противозаконными операциями, типа «обналички» или вывода средств за рубеж.
Во-первых, жители небольших городов более консервативны, чем крупных мегаполисов и поэтому крайне редко используют все возможности Интернета или мобильного банка. Во-вторых, масштабы бизнеса у маленьких банков тоже не большие, поэтому нет и потребности в тотальной автоматизации операций. И хотя часть малых банков может обойтись без большого количества передовых IT-систем, то базовые потребности в проведении платежей и сдачи отчётности у всех одинаковы, как и желание расти. Здесь на выручку банкам приходят аутсорсинг и облачные технологии, где можно заказать интегрированные с CRM сервисы для общения с клиентами по всем каналам связи и другие.

Есть и прямо противоположный полюс, когда региональные банки используют IT как драйвер роста, становятся лидерами в выбранных для себя ключевых направлениях деятельности, в том числе и по внедрению IT для укрепления своих конкурентных преимуществ, а их наработки приходят на глобальный рынок. Василий Высоков рассказал, что, например, банк «Центр-инвест» в 2013 году стал ко-инновационным партнером компании SAP AG по локализации новой версии SAP Banking Services. «Такой статус обеспечивает ранний доступ к самым современным решениям по автоматизации банковской деятельности» — пояснил он.
 
Доля активов малых банков по состоянию на 1 мая 2014 года в структуре российской банковской системы была 0,8%, что на 0,3 п.п. меньше, чем на 1 мая 2013 года. А вот 1 мая 2012 года доля активов малых банков была 1,2%. А по состоянию на 1 января 2010 года этот показатель был 1,5%. За 4,5 года он снизился на 0,7 п.п. Хотя если сравнивать с группой средних банков, то там снижение было более существенным — на 1 п.п.: с 4,7% до 3,7%. Зато госбанки из топ-5 по размеру активов увеличили свою долю с 47,9% до 54,3% — на 6,4 п.п. Так что можно сказать, что пока малые банки удерживают свою долю рынка. К тому же нужно учитывать тот факт, что отдельные банки перешли из группы «малые» в средние. Разумеется, наблюдается и обратный процесс. Хотя тех, кто понизил свой «статус», меньше, чем тех, кто повысил.

Если посмотреть на динамику в различных сегментах бизнеса, процессы, происходящие в группе малых банков, почти ничем не отличаются от того, что мы видим в группе средних банков. Разве что размеры рынков разные. Другое отличие: малые банки начали снижать объемы кредитования физлиц еще в начале 2013 года. Кроме этого, у них возникли проблемы в сегменте размещения средств организаций, но это связано с начавшейся осенью 2013 года так называемой «зачисткой» на рынке и спровоцированной ею паникой. Тогда многие юрлица предпочли перейти на обслуживание в средние и крупные банки. Хотя история с Мастер-Банком и другими банками из топ-200 доказывает тот факт, что и крупные кредитные организации тоже могут лишиться лицензии.

В I кв. 2014 года у 16 малых банков были отозваны лицензии. Много это или мало? Если сравнивать с предыдущими годами, то много. Например, за весь 2013 год, а не за один квартал, лицензий лишилась 21 кредитная организация. При этом нужно учитывать фактор так называемой «зачистки рынка», которую осенью 2013 года начал Центробанк. В 2012 году в группе малых банков лицензий лишились 15 кредитных организаций, в 2011 году — 17 и в 2010 году — 19.

Даже если сравнивать с тем, что происходило в период кризиса 2008 года, то и там лицензий лишалось значительно меньше малых банков, чем сейчас. Точное их число определить невозможно, так как до 2010 года ЦБ РФ в своей отчетности выделял группы: банки с 201 по 1000 по размеру активов и с 1001 по…: в 2009 году — 1107, в 2008 году — 1135. Да, было время, когда на российском рынке работало более 1 тыс. кредитных организаций. В 2009 году у банков из группы 201–1000 было отозвано 36 лицензий, а у 1001+ — семь лицензий. Аналогичный показатель для 2008 года — 29 и четыре.
Из-за чего малые банки лишаются лицензий? Возьмем, например, банк «Радиан» из Иркутска (лицензия отозвана 2 июня 2014 года), который на 1 мая 2014 года занимал 772 место по размеру активов. Банк не соблюдал требований российского законодательства по противодействию отмыванию средств (объем сомнительных операций, проведенных в 2013 году, превысил 4.8 млрд рублей).
По аналогичной причине лишился лицензии 26 мая 2014 года столичный Кредитимпэкс Банк, который занимал 774 место по размеру активов. Согласно сообщению пресс-службы ЦБ РФ, на протяжении 2013 года кредитная организация была вовлечена в сомнительные операции более чем на 13,5 млрд рублей. Впрочем, данная кредитная организация оказалась в эпицентре другого скандала. 3 мая 2014 года в ее офисе сотрудники Следственного комитета и ФСБ провели обыск. Об этом сообщил в своем микроблоге в Twitter официальный представитель Следственного комитета Владимир Маркин.
По версии следствия, работники Кредитимпэкс Банка причастны к легализации похищенных средств путем их вывода за пределы РФ. В течение 2009–2010 годов на расчетный счет одной из организаций в Кредитимпэкс Банке поступило более 600 млн рублей, похищенных из бюджета. Эти деньги были переведены банком в валюту и направлены на строительство отеля и спортивных сооружений в одной из курортных стран. По аналогичной схеме за этот период по счетам компании было выведено более 9 млрд рублей, в то время как собственные денежные средства банка, согласно официальной отчетности, не превышали 180 млн рублей при уставном капитале в 112,8 млн рублей.

В тот день, 26 мая 2014 года, лишился лицензии и другой столичный банк — «Кутузовский», который занимал 808 место по размеру активов. Кредитная организация, как указал в пресс-релизе ЦБ РФ, проводила высокорискованную кредитную политику и не создавала резервы на возможные потери соразмерно принятым рискам. В связи с утратой платежеспособности она не обеспечила своевременное исполнение обязательств перед кредиторами. Руководители и собственники банка не предприняли действенных мер по нормализации его деятельности и восстановлению финансового положения. Говоря другими словами, кредитная организация не выдержала конкуренции на столичном рынке.

А вот лишенный лицензии 5 мая 2014 года столичный Атлас Банк, который на 1 апреля 2014 года занимал 744 место по размеру активов, по данным ЦБ РФ, на протяжении 2013 года был вовлечен в проведение сомнительных операций, связанных с переводом денежных средств за пределы Российской Федерации, совокупный объем которых составил около 9 млрд рублей.
Другой столичный банк — «Местный кредит» (на 1 апреля 2014 года занимал 694 место по размеру активов) — лишился лицензии 24 апреля 2014 года. Согласно сообщению пресс-службы ЦБ РФ, «в течение 2013 года объем сомнительных операций клиентов по выводу денежных средств за рубеж по внешнеторговым договорам превысил 5,5 млрд рублей. Правила внутреннего контроля в области противодействия легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма не соответствовали требованиям Банка России».
Как говорится, не занимайтесь сомнительными операциями и вас не изгонят с рынка. А чем тогда заниматься? Если крупные и средние банки проводят активную экспансию в регионы. Да и ресурсов у них больше.

Василий Высоков указал на три ниши, где могут работать региональные банки. Во-первых, они могут «стать оператором региональной системы платежей и расчетов (от 40% до 60% всех платежей замкнуты в регионах)». Во-вторых, «стать микрофинансовой организацией (региональной кассой взаимопомощи)». В-третьих, «стать инвестиционной компанией по привлечению средств и управлению проектами в регионах (в том числе, инфраструктурных)».

Хотя и в сегменте кредитования у региональных банков есть свои преимущества. По мнению Василия Высокова, отдельные банки «не только «продают и покупают риски», но еще и управляют ими». Причем, достаточно эффективно. Он пояснил, что традиционный банкинг подразумевает управление рисками за счет использования более высокой процентной ставки, повышенных требований к залогу, диверсификации клиентов при продвижении банковских «фаст-фудов». В результате все туже закручивается спираль: «дорогие кредиты — рискованные проекты — дефолты клиентов — повышенное резервирование — компенсация убытков новым ростом ставок». Хотя есть и альтернативный способ минимизации риска — за счет «обучения, консультации и наставничества клиента». Это резко снижает риски кредитования, позволяет выдавать более дешевый кредит и стимулировать клиента к его своевременному погашению и получить высокую рентабельность при низких ставках кредитования.
Еще одно преимущество региональных банков — они могут работать там, где наличие допофиса федерального банка просто экономически нецелесообразно.

Заместитель генерального директора Объединенного кредитного бюро Николай Мясников рассказал, что банки из топ-500+ «подключаются к сервисам бюро для исполнения требований законодательства. Запросов на получение кредитных отчетов от таких банков мы получаем крайне мало, максимум 20–30 в месяц от каждого из них, что соответствует реальному количеству заявлений на кредит». Также он отметил: «Основная особенность этих банков в том, что они делают запросы и обрабатывают ответы в ручном режиме. У таких организаций нет материальных, технических и человеческих ресурсов для налаживания автоматизированной работы». Возможно, что им и не нужны сложные скоринговые системы. Зачем, если, во-первых, все друг друга знают, поэтому пьянице или тому, кто перебивается случайными заработками, кредит никто не даст. Во-вторых, о том, что человек не возвращает долг, быстро узнает весь городок.

Василий Высоков указал на еще один важный факт: «Нынешняя модель банковского бизнеса, основанная на использовании инвестиций и кредитования «временно свободных денежных средств» клиентов, исчерпала себя. Банкам предстоит разделение бизнеса на «платежи и расчеты» с жестким государственным регулированием и собственно инвестиционную деятельность на основе новых правил взаимодействия населения и получателей инвестиций». Малые банки, в первую очередь региональные, только выиграют от этого. Ведь за десятилетия своего существования они выстроили партнерские отношения с местным бизнесом и населением. И поэтому у них больше шансов занять лидирующие позиции в сегменте «платежи и расчеты», а также привлекать средства местных инвесторов.

Банковское обозрение Вернуться к новостям