Власти обсудят право россиян на «добровольный запрет» кредитов

11 мая 2021

В Госдуме подготовили законопроект, который позволит гражданам заранее отказываться от любых кредитов и не платить по ним, если их все-таки оформят. Так депутаты хотят защитить заемщиков от оформления мошеннических ссуд.

Депутаты Госдумы и участники финансового рынка разрабатывают механизм «добровольного запрета» на кредиты для россиян. Речь идет о двух законопроектах — поправках в Гражданский кодекс и законы «О потребительском кредите» и «О кредитных историях», которые позволят гражданам при желании указывать в кредитной истории отказ от получения любых ссуд. РБК ознакомился с документами, их подлинность подтвердил зампред комитета Госдумы по финансовому рынку Антон Гетта, который выступал с такой инициативой в феврале.

«Текст законопроекта разработан, идет процесс обсуждения с профильными ведомствами, чтобы учесть все необходимые нюансы», — сказал Гетта, не раскрыв срок внесения документа в Госдуму. По словам источника РБК, участвующего в дискуссии, это может произойти в июне, до конца весенней сессии парламента. В Банке России сообщили, что получили предложения законодателей и изучат их. В Минфине не ответили на запрос РБК.

Цель поправок — дать гражданам возможность защититься от мошенничества, пояснил Гетта. «Участились случаи, когда мошенники стали не только похищать средства со счетов граждан, но и брать кредиты от их имени. Современные банковские мобильные приложения позволяют это сделать, удобные сервисы породили новые риски. Поэтому простая потеря мобильного телефона, паспорта или утечка персональных данных может сильно усложнить жизнь. Встречаются и случаи, когда граждан, используя социальную инженерию, уговаривают под видом спасения средств взять кредит и перевести деньги на счета мошенников», — перечисляет депутат. Он подчеркивает, что оспорить в суде выдачу подобных ссуд почти невозможно.

Как следует из законопроектов, заемщик получит право в любое время вводить и отменять возможность выдачи на его имя любых кредитов или займов. Заявку можно будет подать через портал «Госуслуги» или банки, в том числе через их мобильные приложения или личные кабинеты. Запрет на оформление кредитов вступит в силу в течение семи дней с момента обращения.

Сведения об отказе клиента от ссуд должны будут отражаться в титульной части его кредитной истории — там же, где указывается основная информация о человеке (имя, паспортные данные, ИНН и СНИЛС). В России кредитные истории граждан могут храниться в разных бюро кредитных историй (БКИ), но титульная часть анкеты отображается в Центральном каталоге кредитных историй — базе Банка России, к которой есть доступ у всех бюро. Пока действует запрет, банки и МФО будут обязаны отказывать в оформлении кредитов на имя клиента. Если кредитный договор все же будет заключен, кредиторы не смогут требовать выплаты задолженности и продавать долг коллекторам.

При желании заемщик может снять запрет на кредиты — через «Госуслуги» или обратившись в банк лично. Ограничения на выдачу ссуд снимутся в течение десяти дней с момента подачи заявки.

«Установление и снятие запрета происходит не мгновенно: это сделано, чтобы не допустить злоупотреблений новым инструментом и защитить законные интересы кредиторов», — пояснил Гетта. Он также не исключил, что каналы приема заявок могут быть расширены — обращения можно было бы подавать через многофункциональные центры (МФЦ) или БКИ.

Крупные банки из топ-20 по размеру розничного кредитного портфеля в целом поддерживают инициативу законодателей.

«Такой запрет мог бы помочь гражданам избавиться от МФО-зависимости, так как это опасная игла, разрушающая семейный достаток. Налицо аналогия с самозапретом азартных игр там, где они разрешены», — говорит первый зампред Совкомбанка Сергей Хотимский.

Директор департамента розничных рисков банка «Зенит» Александр Шорников отмечает, что «добровольный запрет» — логичный способ ограничить мошенничество с дубликатами паспортов и в сегменте онлайн-кредитования. «Реализация такой возможности также поможет опекунам избежать проблем, связанных с получением кредитов недееспособным лицом. Актуально также было бы предусмотреть в законе право супругов, не заключавших брачный договор, накладывать запрет на кредитование без согласия второго супруга», — добавляет он.

Запрет упростит для обманутых заемщиков оспаривание сделок, считает директор департамента аналитики и развития розничного бизнеса МКБ Рустам Идрисов. «Ключевое в данной инициативе — механизм установки запрета и его снятия», — подчеркивает он.

В ВТБ механизм «добровольного запрета» считают полезным и для заемщиков, и для банков. «Важно, чтобы техническая реализация инициативы не привела к снижению доступности кредитования для клиентов (в связи с усложнением процесса и увеличением сроков рассмотрения заявок на кредит). Наиболее простым решением представляется хранение информации о запрете кредитования в квалифицированных бюро кредитных историй», — замечает представитель ВТБ.

Идея законопроекта правильная, но есть вопросы, связанные с ее реализацией, говорит начальник управления правовой экспертизы банка «Открытие» Сергей Селезнев. У кредиторов могут быть сложности с ответами на заявки от уже действующих клиентов или клиентов, идентифицированных с помощью биометрии, отмечает он. «Возникает вопрос: следует ли банку трактовать заявление клиента о предоставлении кредита как отказ от ранее данного заявления о запрете на получение кредитов? Если нет, то почему? Ведь лицо, заявившее ранее о том, что не хочет получать кредит, сейчас обращается за кредитом, при этом подтверждает свою личность», — рассуждает Селезнев. Необходимо также дополнительно обосновать в законопроекте, почему банк лишается права на взыскание задолженности, указывает он.

В Сбербанке отказались от комментариев, в остальных крупных банках не ответили на запрос РБК.

Гендиректор Объединенного кредитного бюро (ОКБ) Артур Александрович напоминает, что на Западе, например в США, механизмы с временными запретами уже применяются. «Так, бюро Experian позволяет человеку установить временный запрет на передачу кому-либо его кредитной истории, чтобы предотвратить несанкционированное оформление кредитов на его имя», — отмечает он. По словам Александровича, примерно полтора года назад ОКБ обращалось в Банк России с предложением реализовать такой сервис и ЦБ «воспринял идею с интересом».

РБК Вернуться к новостям