Занимай не хочу

12 февраля 2014

Согласно данным Объединенного кредитного бюро, просрочка по розничным кредитам в России за последние 10 месяцев выросла на 1,3 процентного пункта.

Впрочем, на 24% увеличилось и количество выданных физлицам займов. Несмотря на завидные темпы роста розничного кредитования, эксперты считают, что до критической закредитованности России еще очень далеко.

По информации Объединенного кредитного бюро (ОКБ), которая оказалась в распоряжении Банки.ру, в период с марта 2013 года по январь 2014 года база ОКБ пополнилась на 12 млн розничных кредитов (до 60,3 млн единиц), а просрочка по этим займам выросла с 11,73% до 13,04%.

 По данным обзора банковского сектора Центрального банка, за год (январь-2013 — январь-2014) прирост совокупного розничного кредитного портфеля российских банков составил 28,7%. По состоянию на 1 января 2014 года, совокупный портфель в абсолютном выражении равнялся 9,9 трлн рублей, из них 440,3 млрд приходились на просроченную задолженность.

Согласно статистике ОКБ, вырос уровень просрочки по потребительским кредитам — с 12,32% до 14,31%, по обеспеченным кредитам — с 12,32% до 14,31% и по кредитным картам — с 9,63% до 10,61%. Небольшой рост просроченной задолженности также показали ипотека — с 2,96% до 2,98% и автокредиты — с 8,58% до 8,76%. А вот просрочка по POS-кредитам резко сократилась — с 21,98% до 15,4%. Банкиры объясняют такой эффект ужесточением рисковой политики банков и отказом некоторых финучреждений от модели POS-кредитования либо сокращением доли данного сегмента в бизнесе банка.

В частности, генеральный директор ОКБ Николай Мясников указывает, что на данном этапе развития розничного рынка банки начинают очищать свои кредитные портфели, работать с надежными заемщиками и относиться с недоверием к тем из них, кто не имеет кредитной истории. «Для банков сейчас важен высокий уровень скоринга заемщиков, поэтому они будут увеличивать в своих портфелях обеспеченные кредиты, которые имеют более высокий уровень верификации. То есть заемщики будут более тщательно проверяться», — отмечает эксперт.

Схожие данные и в Национальном бюро кредитных историй (НБКИ). Согласно выводам аналитиков НБКИ, ситуация с просрочкой в секторе залогового кредитования улучшается, а в секторе беззалогового — ухудшается. Так, коэффициент просроченной потребительской задолженности по кредитам на покупку потребительских товаров на 1 января 2014 года составил 5,7% (годом ранее — 4,9%), по кредитным картам — 2,8% (на 1 января 2013-го — 2,2%), по ипотеке — 2,9% (было 3,9%), по автокредитам — 3,6% (было 4%).

Совокупный коэффициент просроченной потребительской задолженности на 1 января 2014 года остался на том же уровне, что и по состоянию на аналогичную дату прошлого года, — 4,5%. Стабилизация уровня просрочки вызвана тем, что банки в условиях ухудшения платежной дисциплины граждан в прошлом году усилили системы риск-менеджмента, считают в НБКИ.

Глобальный консультант компании Experian Александр Морозов полагает, что темпы роста просроченной задолженности стабилизируются к середине года. Он ожидает, что к середине 2014 года они сравняются с темпами роста портфеля новых розничных кредитов.

«Банки сейчас принимают пакет мер по снижению просрочек. Во-первых, ужесточают политику выдачи новых кредитов: повышают порог отсечения, пересматривают профиль потенциальных заемщиков, в том числе делается акцент на поведении заявителя в других кредитных организациях — более пристальное внимание уделяется его кредитной истории, — делится наблюдениями Морозов. — Во-вторых, банки начинают управлять портфелем выданных займов. Для этого необходимо отслеживать поведение заемщиков после взятия кредита, так как в их личных портфелях доля суммы кредитов с хорошим уровнем кредитного риска должна расти. Это означает, что если заемщик берет другие дополнительные займы, банк должен оперативно следить за увеличением кредитной нагрузки своего клиента. Предлагать новые кредитные продукты можно только тем заемщикам, которые еще имеют запас по платежеспособности и низкий риск как по внутренней оценке банка, так и по внешней. В-третьих, пришло время оперативного пересмотра стратегий по взысканию: может оказаться, что к заемщику с просрочками уже имеют претензии другие банки, которые выстроились к нему «в очередь».

Кроме того, Морозов обращает внимание, что банки сейчас меняют сегмент заемщиков, переходя от выдачи массовых кредитных продуктов к высокомаржинальным кредитам для клиентов, имеющих «зону» для получения и качественного обслуживания кредита. В связи с этим можно ожидать снижения доли необеспеченных кредитов.

Как бы то ни было, опрошенные Банки.ру эксперты полагают, что России до закредитованности населения еще далеко.

«У наших граждан в среднем 2,5—3 кредита. Для сравнения: в США, где наиболее развита кредитная система, на одного заемщика приходится 14—15 кредитов, — рассказывает Николай Мясников из ОКБ. — Важен уровень соотношения дохода и кредитной нагрузки. В тех же Соединенных Штатах кредитная нагрузка составляет 50—60% (этот уровень соответствует и нормам Базельского комитета), в России она не может быть более 30—40% при среднем доходе граждан в 20 тысяч рублей».

По мнению генерального директора, председателя правления МФО «МигКредит» Лоры Файнзилберг, потребительское кредитование в России на самом деле пока развито мало. Так, по уровню соотношения объема потребительских кредитов к ВВП страны Россия находится на уровне развивающихся государств, таких как Индия, Мексика, Турция, с показателем около 10%.

«Мы уступаем по так называемой закредитованности даже относительно экономически развитым странам СНГ: по данным Всемирного банка, уровень соотношения объема потребкредитов к ВВП в Украине находится на уровне 20%, в Казахстане — на уровне 30%, — комментирует Файнзилберг. — Наиболее закредитовано население страны с крупной экономикой, растущей высокими темпами, — Китая. В соотношение объема кредитов к ВВП страны находится на уровне 28%. Если говорить о странах еврозоны, которая, несмотря на экономический спад, остается одной из ведущих экономических систем в мире, в среднем население там закредитовано на уровне 63—65%. Наименьшие показатели соотношения совокупного долга по разным формам потребительского кредитования к ВВП из европейских стран в Чехии — 31%, Венгрии — 32%, Словакии — 23%, Румынии — 20%. Как следует из статистики во всех этих странах, уровень соотношения кредитования физлиц к ВВП гораздо выше, чем в России. При этом ВВП на душу населения в России находится на уровне Бразилии и выше, чем в таких развивающихся странах, как Турция, Индия и Китай».

По оценкам Файнзилберг, в среднем в нашей стране на каждого экономически активного человека в 2013 году приходилось по 1 300 долларов США потребительских кредитов, что, к примеру, почти на 30% ниже, чем аналогичный показатель в Польше. Более того, с точки зрения соотношения среднего месячного дохода к тратам, направляющимся на обслуживание долга, Россия опять же находится ниже соседних стран Восточной Европы со сравнимыми экономиками. Если в России эта цифра составляет 17%, то в Турции аналогичный показатель — 30%, а в Польше — 23%.

«Таким образом, совокупность низкого уровня соотношения совокупного внутреннего долга физических лиц по потребительскому кредитованию к ВВП страны, а также относительно высокий уровень ВВП на душу населения говорит о том, что проникновение потребительского кредитования в России можно назвать низким. Его уровень в России не является хоть сколько-нибудь опасным, с точки зрения экономической и социальной ситуации в стране. Закредитованность можно считать критичной для 4—4,5 миллиона человек в России, что незначительно по отношению к 75 миллионам экономически активных россиян. Все остальные могут считаться потенциальными клиентами кредитных организаций», — заключает глава «МигКредита».

По наблюдениям Хоум Кредит Банка, если платежи по кредитам составляют около 40% от совокупных доходов семейного бюджета, вероятность дефолта у такого заемщика значительно возрастает. Другим показателем является частота, с которой заемщик берет кредиты. Именно с учетом этих показателей российские банки с начала прошлого года начали проводить «донастройку» своих политик риск -менеджмента и оценки потенциальных заемщиков.

«Для предотвращения возможных дефолтов своих заемщиков российские банки сейчас используют целый ряд инструментов риск-менеджмента, — говорит аналитик Хоум Кредит Банка Станислав Дужинский. — Усилены параметры скоринговых моделей, межбанковское взаимодействие через бюро кредитных историй, проводится дополнительная верификация. Если кредитная нагрузка на семейный бюджет приближается к 40%, вероятность того, что такому заемщику будет отказано в кредите, довольно высока. Ряд банков ввели ограничение на частоту получения кредитов. Например, второй кредит можно получить не раньше, чем через три месяца после первого, третий — через шесть от момента получения второго».

Чего опасаться

Директор по маркетингу НБКИ Алексей Волков напоминает, что в классическом понимании закредитованность — это превышение допустимого соотношения ежемесячного платежа по кредиту и ежемесячного дохода заемщика. Например, если это соотношение больше 50%, считается, что долговая нагрузка для человека запредельна. Такова норма, принятая в США.

«Мы оцениваем закредитованность россиян как среднюю. Показатель DTI (debt-to-income, отношение суммы выплат по кредиту к заявленному доходу заемщика) составляет около 30%», — подсчитывает Волков.

По словам вице-президента, начальника главного управления систем безопасности и рисков Кредит Европа Банка Салавата Исмагилова, в общемировой практике в качестве индикатора кредитной нагрузки укоренилось такое понятие, как PTI (Payments-to-income ratio), то есть отношение всех обязательных платежей и платежей по кредитам к располагаемому доходу заемщика. Методика расчета и критические уровни для данного индикатора могут варьироваться. Например, закон о потребительском кредите задает реперную точку в 50%, по достижении которой банк обязан предупредить потенциального заемщика о существовании риска неплатежа.

«По нашим консервативным оценкам, PTI среднего российского заемщика сейчас находится на уровне около 40% (без включения обязательных платежей), то есть уже приближается к критическому уровню, — заявляет Исмагилов. — Тем не менее нужно понимать, что это всего лишь средний показатель. Отличительной особенностью розничного кредитования является преобладание потребительских кредитов над ипотекой. Тогда как в странах с более развитой банковской системой соотношение диаметрально противоположенное. Например, доля всех потребительских кредитов к ВВП у нас около 17%, а в западных странах может варьировать между 40—100%. Однако доля потребительских кредитов без учета ипотеки у нас 11%, а в западных странах гораздо меньше — 1—9%. То есть основная доля кредитов приходится на ипотеку по достаточно низким ставкам».

Генеральный директор бюро кредитных историй «Эквифакс» Олег Лагуткин уверен, что о закредитованности российского заемщика говорить пока рано. «Критический уровень закредитованности — когда кредитная нагрузка (платежи по кредиту в сумме) составляет 50—55% дохода заемщика. Безусловно, наиболее показательным уровнем кредитной нагрузки является сумма задолженности. Человек может с легкостью выплачивать хоть пять или десять небольших потребительских кредитов либо иметь в кредитном портфеле одну, но дорогостоящую ипотеку, которая будет «съедать» половину его дохода, — приводит пример наш собеседник. — Российский заемщик путем проб и ошибок научился пользоваться кредитными продуктами. К сожалению, для каждого пятого заемщика путь к банковским кредитам закрыт по причине плохой кредитной истории».

Лагуткин также отмечает, что на сегодняшний день у российских заемщиков нет так называемой «кредитной усталости» (когда из года в год заемщик отдает кредитным организациям более 50% своего дохода, например, платит ипотечный кредит на протяжении 10—15 лет). Он связывает это с тем, что ипотечное кредитование в России стало активно развиваться лишь с 2010 года. «Но есть риск, что лет через пять можно ожидать серьезного ухудшения «старого» поколения ипотечных кредитов по причине пресловутой усталости — доход растет медленно, и в большинстве случаев его «отъедает» инфляция», — предупреждает глава «Эквифакса».

В Райффайзенбанке критичным для закредитованности физических лиц считают момент, когда сумма всех ежемесячных кредитных платежей заемщика начинает превышать 60% от суммы его ежемесячного дохода после вычета налогов.

«Уровень закредитованности населения будет расти, и просрочка будет продолжать накапливаться. Но в перспективе двух-трех лет динамика роста просрочки должна как минимум замедлиться, — полагает член правления, руководитель дирекции по управлению рисками Райффайзенбанка Мария Минаева. — Изменение норм резервирования и вступление в силу закона о потребительском кредите должно повлиять на стратегию агрессивных розничных игроков и микрофинансовых огранизаций, сделав их кредитную политику более консервативной. А это, в свою очередь, должно сказаться на качестве новых выдач».

Banki.ru Вернуться к новостям